Йошка Фишкинд (yoshke) wrote in dym_otechestva,
Йошка Фишкинд
yoshke
dym_otechestva

Чужие записки #1

По Европе — на "запорожце"
автор: Fürst [07.07.2003]
http://www.vorota.de/WEB622.AxCMS


Я был выдворен из СССР в октябре 1982 года — за то, что, сам инвалид, я мечтал и пытался создать в России общество защиты прав инвалидов. Но... "В СССР инвалидов нет" — такой была официальная версия советских властей; так позже я и назвал мою книгу, которая вышла в свет в 1986 году в Лондоне.



А тогда, еще в конце 80-х, я начал издавать в родном городе Юрьеве-Польском Владимирской области бюллетень Инициативной группы защиты прав инвалидов в СССР, принимал также участие в самиздатовском литературно-публицистическом журнале "Вече", который издавал Владимир Осипов, распространял материалы из знаменитой "Хроники текущих событий". Пять раз у меня дома делали обыски с конфискацией правозащитной (а с точки зрения властей — клеветнической и антисоветской) литературы, всякий раз изымали пишущие машинки и т. д. Местная газета "За коммунизм" в своих погромных статьях несколько раз называла меня "злобным антисоветчиком", "клеветником", а власти грозили мне тюрьмой.

В мае 1982 года, после очередного обыска в моей квартире, против меня было заведено уголовное дело по статье 191 УК РСФСР ("сопротивление властям"). Но моё имя было уже известно на Западе, поэтому просто так расправиться со мной, да ещё инвалидом, власти все-таки не решались. Однако я настолько надоел властям и "директивным органам", что они предложили мне "отказаться" от советского гражданства и уехать за границу, в противном случае угрожали предать меня суду. Отказ от гражданства в 1982 году стоил 500 рублей. Я так и заявил кэгэбистам: денег нет. "Ничего, вы только напишите объяснение, что денег у вас нет", — предложили мне. Подполковник Павел Маликов, который "курировал" наш район, помог собрать необходимые для выезда документы, мне открыли визу и приказали в срочном порядке уезжать. А как ехать — я ведь на коляске!

Собрал я пару чемоданов, взял жену и двоих детей, тогда ещё совсем маленьких, сели мы в наш старенький "запорожец" и отправились в изгнание. Сначала наш путь лежал из Юрьева-Польского через всю Украину в Ужгород и далее — в пограничный город Чоп. Затем надо было ехать через Венгрию — в столицу Австрии Вену, где был пересылочный пункт для беженцев, в простонародье — "пересылка". Перед этим нам обменяли по 90 рублей на человека — на первые расходы.

И вот, на пятый день, подъехал я в девять утра на моём "запорожце" к пограничному переходу в Чопе. И в первые же минуты нам устроили повальный обыск: перетряхнули всё — и нас, и машину; до половины пятого продолжался тотальный досмотр. Для этой сыскной процедуры даже специально приезжал гэбэшник из Москвы. К моему сожалению, нашли у меня 14-й номер моего бюллетеня в защиту прав инвалидов. Ну, а вечером вся таможня вышла нас "провожать": солдаты, офицеры, даже сам начальник таможни генерал Глеба. "Вы там, на Западе, смотрите, не клевещите!" — напутствовали они нас.

Ночевать пришлось в венгерском городе Дебрецене, в гостинице для туристов и иностранцев — в другие нас не пустили. Утром пришлось нам отдать за ночёвку целое состояние — 27 долларов. К вечеру того же дня мы прибыли на границу с Австрией. И тут, увидев наш "запорожец", от нас потребовали "ферзихерунг". Слово-то какое диковинное, подумал я, ведь немецкого мы тогда не знали, а школьных знаний было явно недостаточно. Однако удалось договориться — заплатили мы какие-то деньги и получили на наш "запорожец" дневную автомобильную страховку.

В Вену мы приехали уже глубокой ночью, остановились в гостинице. А на следующий день я познакомился с поэтом Юрием Кублановским, бывшим политзэком Олегом Воробьевым, с Львом Рудкевичем из журнала "Посев", которые объяснили мне ситуацию со вновь прибывшими эмигрантами. В последующие дни местные газеты брали у меня интервью, было несколько публикаций. Один раз приезжал Вадим Белоцерковский с радиостанции "Свобода", чтобы взять несколько интервью для различных программ.

Два месяца мы прожили в Вене, затем на границе с Германией, в Зальцбурге, мы подали документы на политическое убежище в ФРГ, а еще через два дня перебрались в Мюнхен. В Мюнхене я сразу стал сотрудничать со "Свободой". Так я, русский диссидент, оказался в Германии.

А на "запорожце" я ещё и по Мюнхену ездил почти год, и немцы часто фотографировались на фоне этого "чуда русской техники", подобного которому они отродясь не видали.

P.S. Текст опубликован "как есть" - ответственности за содержание Йошка не несет.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments